царское село

Выжили, НО... не уцелели...

Светлая память всем этим людям.
По традиции копирую эту статью на 9 мая, чтобы напомнить, что война - это не романтика. Это горе, боль, смерть и уродства...
Те, кто жаждут повторить могут тоже выжить, но не уцелеть... и это иногда хуже смерти. Смерть почетна, а остать "самоваром" жуть жуткая, которую и врагу не пожелаешь. Помните о них...
КОПИРУЮ ИЗ КОНТАКТА. СТАТЬЯ ПРИНАДЛЕЖИТ Антону Красовскому.



Как-то к нам на Павелецкий пришел художник. Он выглядел, как настоящий рисовальщик – берет, специальный стульчик для натуры, мольберт и аккуратная жена. Он сел поодаль, у помойки и рисовал бродяг. Спустя несколько лет, когда он умер, я увидел его работы. Работы Геннадия Доброва. Этот цикл про тех, кто уцелел, но не выжил. Чья жизнь, вернее чье существование в России было пыткой. Чью жизнь Россия сочла пыткой для себя. Про тех, о ком некоторые требуют запретить говорить и сегодня. Это разные инвалиды войны, которых Добров рисовал по всей стране. Тогда, в середине 70-х, дома для непогибших героев были по всему Союзу. Но есть отдельная история про валаамский дом для инвалидов войны. Там Добров сделал несколько работ. Когда-то в 1947-м туда начали со всей Карелии ссылать самых беспомощных инвалидов, превратив остров в обитель безногих, безруких, безлицых людей, спасших когда-то нашу страну и мир. В источниках (жж olgastipel) пишут про это вот что: "По источникам, массовый вывод инвалидов за городскую черту случился в 1949 году, к 70-летию Сталина. На самом деле отлавливали их с 1946 и вплоть до хрущевского времени. Можно найти доклады самому Хрущеву о том, сколько безногих и безруких попрошаек в орденах снято, например, на железной дороге. И цифры там многотысячные. Да, вывозили не всех. Брали тех, у кого не было родственников, кто не хотел нагружать своих родственников заботой о себе или от кого эти родственники из-за увечья отказались. Те, которые жили в семьях, боялись показаться на улице без сопровождения родственников, чтобы их не забрали. Те, кто мог — разъезжались из столицы по окраинам СССР, поскольку, несмотря на инвалидность, могли и хотели работать, вести полноценную жизнь.

Остров Валаам, 200 километров к северу от Светланы в 1952-1984 годах — место одного из самых бесчеловечных экспериментов по формированию крупнейшей человеческой «фабрики». Сюда, чтобы не портили городской ландшафт, ссылали инвалидов — самых разных, от безногих и безруких, до олигофренов и туберкулезников. Считалось, что инвалиды портят вид советских городов. Валаам был одним, но самым известным из десятков мест ссылки инвалидов войны. Это очень известная история. Жаль, что некоторые «патриотики» выкатывают глазки.

Это самые тяжелые времена в истории Валаама. То, что недограбили первые комиссары в 40-х, осквернили и разрушили позже. На острове творились страшные вещи: в 1952-м со всей страны туда свезли убогих и калек и оставили умирать. Некоторые художники-нонконформисты сделали себе карьеру, рисуя в кельях человеческие обрубки. Дом-интернат для инвалидов и престарелых стал чем-то вроде социального лепрозория — там, как и на Соловках времен ГУЛАГа, содержались в заточении «отбросы общества». Ссылали не всех поголовно безруких-безногих, а тех, кто побирался, просил милостыню, не имел жилья. Их были сотни тысяч, потерявших семьи, жильё, никому не нужные, без денег, зато увешанные наградами.

Их собирали за одну ночь со всего города специальными нарядами милиции и госбезопасности, отвозили на железнодорожные станции, грузили в теплушки типа ЗК и отправляли в эти самые «дома-интернаты». У них отбирали паспорта и солдатские книжки — фактически их переводили в статус ЗК. Да и сами интернаты были в ведомстве МВД. Суть этих интернатов была в том, чтоб тихо-ша спровадить инвалидов на тот свет как можно быстрее. Даже то скудное содержание, которое выделялось инвалидам, разворовывалось практически полностью.

Некто Н.Никаноров вспоминает: "После войны советские города были наводнены людьми, которым посчастливилось выжить на фронте, но потерявшим в боях за Родину руки и ноги. Самодельные тележки, на которых юркали между ногами прохожих человеческие обрубки, костыли и протезы героев войны портили благообразие светлого социалистического сегодня. И вот однажды советские граждане проснулись и не услышали привычного грохота тележек и скрипа протезов. Инвалиды в одночасье были удалены из городов. Одним из мест их ссылки и стал остров Валаам. Собственно говоря, события эти известны, записаны в анналы истории, а значит, «что было – то прошло». Между тем изгнанные инвалиды на острове прижились, занялись хозяйством, создавали семьи, рожали детей, которые уже сами выросли и сами родили детей – настоящих коренных островитян".

А вот еще. Из "Валаамской тетради" Евгения Кузнецова, работавшего на Валааме экскурсоводом: "А в 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР образовали на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда. Вот это было заведение!

Не праздный, вероятно, вопрос: почему же здесь, на острове, а не где-нибудь на материке? Ведь и снабжать проще и содержать дешевле. Формальное объяснение: тут много жилья, подсобных помещений, хозяйственных (одна ферма чего стоит), пахотные земли для подсобного хозяйства, фруктовые сады, ягодные питомники, а неформальная, истинная причина: уж слишком намозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах, да мало ли еще где. Ну, посудите сами: грудь в орденах, а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой — из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого «позора»! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях. Верней сказать, на развалинах монастырских, на сокрушенных советской властью столпах Православия. Страна Советов карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью. Всякий, попадавший на Валаам, мгновенно осознавал: «Вот это все!» Дальше — тупик. «Дальше тишина» в безвестной могиле на заброшенном монастырском кладбище.

Понять ли нам с Вами сегодня меру беспредельного отчаяния горя неодолимого, которое охватывало этих людей в то мгновение, когда они ступали на землю сию. В тюрьме, в страшном гулаговском лагере всегда у заключенного теплится надежда выйти оттуда, обрести свободу, иную, менее горькую жизнь. Отсюда же исхода не было. Отсюда только в могилу, как приговоренному к смерти. Ну, и представьте себе, что за жизнь потекла в этих стенах. Видел я все это вблизи много лет подряд. А вот описать трудно. Особенно, когда перед мысленным взором моим возникают их лица, глаза, руки, их неописуемые улыбки, улыбки существ, как бы в чем-то навек провинившихся, как бы просящих за что-то прощения. Нет, это невозможно описать. Невозможно, наверно, еще и потому, что при воспоминании обо всем этом просто останавливается сердце, перехватывает дыхание и в мыслях возникает невозможная путаница, какой-то сгусток боли!"

Некоторые источники, правда, сообщают, что все описанное Кузнецовым — выдумка, и на Валааме был трудовой санаторий для бродяг. Для шалав и воров, где великое Советское государство давало людям надежду и профессию.

Антон Красовский










царское село

Мои родные

Просто оставлю тут на память.
Отец: Дружинин Александр Андреевич


Дед Дружинин Андрей Максимович


Бабушка Дружинина Евдокия Максимовна


Сестра отца, тетя Поля
Дружинина Пелагея Андреевна (хотя потом у нее документах стояло Пелагея Яковлевна). Но место рождения и место ссылки, и год теже.



Сестра отца, тетя Маша,
Дружинина Мария Андреевна

царское село

ПОКА ВРЕМЕННО ОТСУТСТВУЮ

Я уже писала, что мы переехали в Ригу. Впечатлений так много, событий столько, что не могу ничего написать. Просто зашкаливает.
Пока все нравится. Люди особенно. Ну или Бог сводит с особыми людьми.
Еда привычная, климат чуть теплее градуса на 3 в среднем.
Намного спокойнее темп жизни. Очень мило и тихо, даже в праздники и выходные. Это не Питер :)
Тут очень красиво, очень хорошо, но скорости другие. Здесь можно просто спокойно жить.
И это столица, то есть тут очень все на уровне: и магазины, и рестораны, и театры, и люди... но тут как-то проще и легче.
На прошлой неделе были в Питере. Через два дня поняла, что скучаю по Риге, по моей жизни в Риге. Загруженной, сумашедшей жизни, но спокойной и размеренной :)
царское село

поспешай медленно

У нас всего четыре дня в Питере, чтобы закончить разные дела. Иногда кажется, что это невыполнимо, но с Божьей помощью потихоньку все складывается.
Самое приятное, что Бог просто посылает нормальных хороших людей даже в магазинах. То есть нам надо купить огромный список всякой всячины для стройки. Многое из этого никогда в глаза не видела :)
И просто обращаемся к продавцам и к консультантам и они терпеливо с пониманием подстказывают, записывают и помогают все сделать сравнительно быстро.
И от этого легче.
Люди делают то, что и должны и даже не ждут благодарности, но как это помогает!!!
Жизнь складывается вот из таких мелочей: курьер привез линзы. Я подготовила деньги до копейки без размена. Она благодарна и улыбается, и я довольна, так как тетенька добрая и аккуратная.
Грузчики перенесли товар и все очнеь аккуратно професионально сделали. И видно, что они много раз в день это делают и знают как и что. И поэтому просто по человечески советуют нам, делятся своим опытом. И нам приятно и им тоже. И от этого легче на душе.
Вот мелочь: доброе слово, улыбка, простой совет... а это так много меняет.
Слава Богу за все!!!
царское село

*** (для себя)

Увидела сегодня у друга вот такую молитву. Делюсь со всеми, но на самом деле оставляю тут себе на память.

«Молитва» Экзюпери, написанная в один из самых тяжелых моментов его жизни, напоминает нам о самом главном. Нам бы всем задуматься о вещах, которые он просит:

«Господи, я прошу не о чудесах и не о миражах, а о силе каждого дня. Научи меня искусству маленьких шагов.

Сделай меня наблюдательным и находчивым, чтобы в пестроте будней вовремя останавливаться на открытиях и опыте, которые меня взволновали.

Научи меня правильно распоряжаться временем моей жизни. Подари мне тонкое чутье, чтобы отличать первостепенное от второстепенного.

Я прошу о силе воздержания и меры, чтобы я по жизни не порхал и не скользил, а разумно планировал течение дня, мог бы видеть вершины и дали, и хоть иногда находил бы время для наслаждения искусством.

Помоги мне понять, что мечты не могут быть помощью. Ни мечты о прошлом, ни мечты о будущем. Помоги мне быть здесь и сейчас и воспринять эту минуту как самую важную.

Убереги меня от наивной веры, что все в жизни должно быть гладко. Подари мне ясное сознание того, что сложности, поражения, падения и неудачи являются лишь естественной составной частью жизни, благодаря которой мы растем и зреем.

Напоминай мне, что сердце часто спорит с рассудком.

Пошли мне в нужный момент кого-то, у кого хватит мужества сказать мне правду, но сказать ее любя!

Я знаю, что многие проблемы решаются, если ничего не предпринимать, так научи меня терпению.

Ты знаешь, как сильно мы нуждаемся в дружбе. Дай мне быть достойным этого самого прекрасного и нежного Дара Судьбы.

Дай мне богатую фантазию, чтобы в нужный момент, в нужное время, в нужном месте, молча или говоря, подарить кому-то необходимое тепло.

Сделай меня человеком, умеющим достучаться до тех, кто совсем «внизу».

Убереги меня от страха пропустить что-то в жизни.

Дай мне не то, чего я себе желаю, а то, что мне действительно необходимо.

Научи меня искусству маленьких шагов».

царское село

Адаптация и мысли всякие

Сложно ли перезжать в незнакомое место?
ну понятно, что не легко.
Даже при нашем большом опыте жития в разных странах это не легко.
***
Мысли соврешенно не по делу. Я своих родственников первое время усиленно уговаривали приехать в гости в Питер. Не уговорила никого. Приезжал родственник мужа с семьей. Все. Остальным некогда или не хочется.
Понимаю, что если они не хотели и не могли приехать в другой город родной страны, то вряд ли они смогут доехать до Риги.
А значит никого не увижу, так как я тоже не могу поехать к родным.
И ситуация не изменилась. В Питере было все тоже самое. НО... осознание этого факта вдруг стало напрягать.

И еще есть возрастной фактор. Люди "прилипают" к насиженным местам с возрастом. Многие уже лет в 40 становятся соврешенно неподъемными. Это, к сожалению, норма.
Общаясь с родными и знакомыми из других городов (в основном из Волгограда), слышу почти одно и тоже:
- нет, нам и тут хорошо (что совершенно не правда, если прислушаться внимательно к их же словам)
- ох, нам там климат не подойдет (но даже и  не пробовали)
- а зачем переезжать? люди и тут хорошо живут. (да какое вам дело до людей. вам же выбирать свою жизнь, а не людям)
- мы тут привыкли, у нас тут красота, бла-бла-бла (красота заключается в грязных улицах и паре отреставрированных домов в центре)
- я там работу по специальности не найду, меня тут уважают... (неверно и не правда. Работа для профессионала есть везде и таких везде уважают).

Странно, что все оправдания таких людей сопадают практически дословно. И мне кажется, что они сговорились, Хотя многие из них незнакомы друг с другом.

Все это напоминает отрывок из фильма Тарковского "Ностальлгия", где он рассказывет анекдок о местечковом мышлении.

Удивляет, что иногда люди в старшем возрасте все же думают о переезде: к детям, в основном. Почему не переехать раньше?
царское село

Переезжаем в Ригу

Последние новости.
Получили разрешение на проживание на год в Латвии. Переезжаем по религиозной визе. Будем служить с Армией Спасения (партерское соглашение). Зарплату за это не платят, так как мы волонтёры.
Это сложно объяснить,  мы первые, кто уезжает по такой программе в нашей церкви. Над нами шутят: вы - морские свинки. Никто не знает, что и как нужно делать.
Пока живем в общежитии для студентов Армии Спасения. Планируем снять квартиру.
Адаптируемся потихоньку. Получили карты рижан для проезда на общественном транспорте. Это такой проездной, как Подорожник в Питере, но с личной фотографией.
Планируем учить латышский язык.
царское село

обработка информации или кто его знает как оно там работает :)

Иногда пролистываю разные статьи о работе мозга, о способности учиться, о развитии и т.д.
Иногда соглашаюсь, иногда это полная глупость.
Сегодня просмотрела такие три подсказки для лучшего усвоения нового материала, когда учишься.
Один из выводов: чтобы все усвоить, надо отдыхать. Именно после отдыха мы вдруг начинаем понимать больше.
У меня это даже чуть иначе. Мне главное начать думать о чем-то. Например, нужно написать что-то.
Я пытаюсь просто начать думать и перебирать всевозможные варианты. Я знаю, что решение придет,но не сразу, а именно после "отдыха". То есть надо отстраниться и потом опять подумать, и опять, и решение придет и будет красивым.
То есть в моменты "отстранения" я на уровне подсознания продолжаю думать, но я даже об этом не знаю.
А еще слушала лекцию на ТЕДе о "гениях",  посылающих информацию. Забавно. Но иногда так и кажется, что не ты это написал, сочинил или сделал. Уж слишком хорошо для моего уровня. :)
царское село

всяко-разно

Я давно знаю о "законе парных случаев", но не перестаю удивляться. Суть такова, в твоей жизни либо особо ничего не происходит, либо все сразу. И если есть события, которые бывают редко, то тоже ходят по паре (и плохие, и хорошие).
Сейчас у меня все и сразу.
1. Ремонт
2. Очередная конференция (пропросили подготовить "размышление" на один из дней, 15-20 минут на английском)
4.  Обычную работу никто не отменял (книги, переводы...)
5. Сама прохожу мини-курс по работе с личными документами (муть голубая о европейских законах)
6. Попросили побыть одним из редакторов нашего текста Руководства (не смогла отказать и  даже не оплачивается). Читаю в неделю по 2-3 секции.
И это только вершина того айсберга. Есть еще всякое разное, что наслаивается. Например, смена начальства. Кто его знает, как оно пойдет...

Есть на английском такая пословица: "Если пошел дождь, то он просто льет".
Для меня друзья перефразировали ее, учитывая русский контекст: ну если пошел снег, то засыпет все, а тебе разгребать.
Вот разгребаю и разгребаю. Но это хорошо. Будет урожай.
Хуже, когда сидишь в тиши, как в болоте. Одно и тоже, одно и тоже. Тогда просто кисну.